четверг, 21 декабря 2017 г.

ДОМОВОЙ.
Немало заброшенных деревень раскидано по России.
Все в них говорит о запустении. Заросшие травой улицы и огороды. Повалившиеся заборы и разрушенные временем, давно осиротевшие дома. Через потускневшие, немытые окна с трудом попадает в них солнечный свет. Сквозь провалившиеся крыши внутрь домов беспрепятственно проникают дождь, снег и жухлые листья. На покосившихся от времени стенах в рамах под стеклом еще различимы поблекшие от времени фотографии, людей, некогда живших тут.
Жалкое зрелище.
В одной такой деревеньке, возле полуразрушенного дома на полусгнившей от времени лавочке сидит домовой по имени Триша. Прожил он тут немало лет, да вот пришло время покидать родной дом.
Грустит Триша, а делать нечего - не век же ему на холодной печи куковать. Он уж и вещи собрал, вон они, все в узелок поместились, что на лавке, рядом с ним лежит. Осталось только с домом попрощаться, да с товарищами по несчастью, такими же, как он забытыми домовыми.
Поднялся Триша с лавки подошел к полуразрушенному крыльцу, поклонился дому в пояс и сказал – Прощай.
- Прощай – как эхо ответил ему, старый дом.
Триша постоял еще немного, с тоской посмотрел на обветшалые стены, хотел еще чего-то добавить, но увидев своего товарища, приближающегося к нему, пошел ему навстречу.
Триша с другом сели на лавку.
- Уже едут? – спросил его тот, косясь на узелок с вещами.
- Едут – грустно ответил Триша.
- Домот-то свой у них есть?
- Покамест нету, по чужим углам живут.
- Раз у них дома нет, дак и тебе вроде как незачем уезжать. Может останешься?  – с надеждой в голосе, спросил он.
- Не могу. Другого такого случая у меня не будет. Будет у них свой дом, вот тут я и сгожусь -  с уверенностью сказал Триша.
- Где ж ты жить-то будешь, пока они домом обзаведутся?
- Да хошь и в машине поживу.
- В машине? – возмутился друг, - да ты что ли совсем очумел? Где ж это видано, что б порядочный домовой в машине жил?
- Маленько потерплю. Плохо мне тут одному. Я без семьи жить не могу, мне заботиться о ком-то нужно.
- Ну, тебе виднее – согласился с ним друг. Про тебя-то они знают?
- Нет, не знают.
- Что так незваным гостем с ними и поедешь?
- С ними и незваным поеду – вызывающе ответил Триша.
- Да, ладно уж не серчай – успокоил его друг и, помолчав, добавил - ох, и времена настали. Да где ж это видано, что б хорошие дома со всем добром и домовым в придачу бросали.
Грустно вдохнув, друзья замолчали.
Говорить больше было не о чем. И без слов все понятно, не может домовой без людей жить, да и людям без него никак нельзя. Некоторые про домовых и не слыхивали, и знать не знают, кто он такой. Люди древние законы совсем забыли.
Подъехала машина. Из нее вышли мужчина с женщиной и девочка лет пяти.
- Мамочка, вот в этом доме и жили твои дедушка с бабушкой? Теперь я понимаю, почему они здесь больше не живут, дом же совсем сломался. Мама, а куда они уехали, где сейчас живут твои дедушка и бабушкой?
- Дедушка с бабушкой никуда не уехали, они умерли, потому, что они были старенькие. А дом тогда совсем не так выглядел. Это его время разрушило.
- Мамочка, а разве время может разрушить?
- Может. Если дом остается без хозяев, он сам начинает разрушаться, а про время это просто так говорят.
Невидимые людям домовые сидели на лавочке и молча, наблюдали за ними.
- Мамочка, сколько тут ягод, а какие они вкусные – закричала девочка, из зарослей черной и красной смородины.
На шум подошли еще трое домовых.
- Уезжаешь? – спросил Тришу, самый старший из них, садясь рядом.
- Угу, - сказал Триша, смахивая слезу - братцы, не поминайте лихом. Вы поймите меня и не судите строго, я не могу поступить иначе. Они ж мне не чужие. Я играл с ней, когда она еще маленьким ребенком была. Она, как водиться, уж все забыла, а я еще тогда ей сказал, что в ее доме жить буду, сказал, чтоб приезжала за мной.  Звал я ее, вот она и приехала. Они сами того не понимают, но я им нужен, очень нужен. Кто-то должен о них заботиться. Вы меня понимаете?  
- Чего уж тут не понимать, - поддержал его самый старший из домовых - конечно нужен. Где это видано, что б семья без домового жила. Да и не чужие они тебе, вроде как родня. Вон другие домовые и в чужую семью идут, а тут все-таки свои. А то, что не зовут, так уважения от людей все одно не дождешься. Темный нынче народ, ничему не обучен.  Мало, что о жизни понимают.
Девочка выбралась из зарослей смородины и вышла на берег пруда.
- Мама, мама, иди сюда.  Смотри,  тут есть пруд, а еще на берегу лежит большой камень, все как ты рассказывала.
- Когда я была такой же маленькой девочкой, как ты, на этом самом берегу пруда мы играли, а в теплые солнечные дни грелись вот на этом камне – сказала мама, подходя к дочери.
- Как маленькие ящерки?
- Как ящерки.
Над заросшей гладью пруда, как и много лет назад, носились стрекозы. В густой траве жужжали пчелы и шмели. Так же светило солнце, а по небу плыли облака.
Все, так же как и раньше, и все не так. Маленькая девочка выросла и стала взрослой женщиной, дом разрушился, пруд зарос травой, а дедушку с бабушкой забрало время. Прошлое не вернешь.
- Мамочка, посмотри, а у дома в окошках  стеклышки разноцветные.
- Да, разноцветные. Когда в окна заглядывало солнце, то в комнате были цветные солнечные зайчики. Это очень красиво.
- Мамочка, а почему у нас нет такого дома? Я тоже хочу жить в доме с разноцветными стеклышками. А еще хочу, чтобы возле дома росло много всяких деревьев и ягод. А разве ты не хочешь этого? – спросила девочка.
- Раз ты хочешь, значит, так тому и быть. Пусть будет дом с цветными стеклышками и большим садом.
- Голосуем за дом – закричала девочка и побежала к папе. – Папа мы с мамой придумали -  нам нужен дом с цветными стеклышками.
- Пусть будет дом – поддержал ее папа.
Немного погодя, люди собрались уезжать.
- Прощайте друзья, прощай дом, прощай родная сторонушка, - сказал Триша и поклонился на все четыре стороны.
Затем он сел на заднее сиденье машины, рядом с девочкой, держа узелок на коленях. Вид у него при этом был очень торжественный. Он ждал этого дня очень долго. Он всегда знал, что одним летним днем ему придется покинуть родной дом и начать новую жизнь.
Машина, завелась и медленно поехала.
- До свидания дом, мы к тебе еще приедем – крикнула маленькая девочка дому, высунувшись в окно.
Ни души не было вокруг. Только щебетанье птиц нарушало тишину.
Четверо домовых с грустью смотрели вслед машине.
- Не поминайте лихом-м-м – донесся до них Тришин голос.

- Не забывай нас – дружно ответили они.

среда, 1 февраля 2012 г.

Детские вещички.

Я люблю шить детские вещи. 
Я всегда хотела иметь дочь и мечтала  шить на нее красивые платья с оборками и кружевами. Но так вышло, что дочери у нас нет,... есть два сына. Когда наши сыновья были маленькими, я шила на них курточки, комбинезоны, шорты, рубашки и даже свитера. Да, да... именно свитера. В то время не было такого изобилия детской одежды, да и тканей в магазине тоже, тем более трикотажа.Поэтому я перекраивала свои ненужные вещи и шила детские. 
Сейчас у нас есть девочка-наша внучка. Первые сарафанчики, платьица и костюмчики я сшила на нее, когда ей и года  не было. Конечно сейчас в магазинах изобилие детских вещей, но я все равно иногда шью и мои вещи носят. Как например этот зеленый сарафанчик или костюмчик в клеточку. Даже на выпускной в садике наша Кристина была в сиреневом платье ОТМЕНЯ.








понедельник, 30 января 2012 г.

Мои рукоделки.


Как-то, я забрела на ВДНХ и в каком-то из павильонов увидела двух больших кукол сшитых из мешковины. Они очаровали меня. Мне захотелось сшить что-то подобное, но.... я сшила себе Берегиню. Хотя она даже отдаленно не похожа на тех кукол, я ее все равно люблю.


А это моя мукасолька. Я считаю, что этому панно, судьбой предназначено быть оберегом семейной любви, поэтому и назвала его "Семья".


Это мой домовенок. Зовут его Кузя. А в мешочке у него рис и монетки.

среда, 25 января 2012 г.

Говорят, что сны на Рождество сбываются. Я хочу, чтобы это случилось...



Сон на Рождество.
(Этот рассказ возник в моем сознании совершенно случайно. Возможно, он давно уже витал в воздухе, и пытался до кого-то достучаться… достучался до меня. Вот что из этого вышло…..)
В Интернете появилась информация - на теле Земли обнаружена раковая опухоль. Метастазы пошли по всей планете, тело Земли полностью поражено. Гибель планеты и людей населяющих её, неизбежна. Спасти Землю может только чудо.

Машкино счастье.



(Жила была женщина и не знала, что ее ждет, пока не встретила гадалку... Я не знаю чем закончилась та история, я написала свою.)

Эх, баня, баня, баня....





(Я писала этот монолог, когда Михаил Евдокимов был еще жив. А теперь? Ну, что ж,… значит теперь он просто посвящается Михаилу Евдокимову.)  

Наводнение.



 (Наводнения были везде, и  где их ждали и где их не ждали. Не было только у нас….)

По всему миру наводнения. В прошлом году вон соседнему району повезло и их затопило. 
А нам, как всегда - воды не хватило.